понедельник, 27 июня 2011 г.

РУССКИЙ ХРАМ В БУЭНОС-АЙРЕСЕ




На протяжении более чем тысячелетнего своего развития Русская Православная Церковь в любых соцально-исторических условиях совершала свою спасительную миссию, храня верность церковным канонам неизменно соблюдая чистоту Православия, благотворно влияя на нравственность народа.

Значительной являлась роль Русской Православие Церкви (РПЦ) как во внутренней, так и во внешней политике Русского государства. И эта роль прежде всего сказывалась на взаимоотношениях России с балканскими странами, где вероисповедный фактор был одним из наиболее важных для российской дипломатии. Однако и в других регионах земного шара внешнеполитические интересы русского правительства во многом сочетались с деятельностью Русской Православной Церкви. Это относится и к деятельности РПЦ в Южной Америке.

К началу 80 гг. XIX в. в Аргентине и отчасти в Уругвае осело довольно много греков и славян, преимущественно далматинцев, сербов, черногорцев. Тогда же начали прибывать в Аргентину арабы-сирийцы, румыны, болгары. Все они, исповедуя Православие, обращали взоры к России - древней покровительнице славянского мира. Отсутствие православных храмов ущемляло их интересы в стране, где господствовало католичество.

1 октября 1887 г. местные православные, среди которых оказалось и несколько русских, обратились к императору Александру III с ходатайством об открытии православной церкви в Буэнос-Айресе. При участии А.С. Ионина и обер-прокурора Священного Синода К.П. Победоносцева первая православная церковь в Южной Америке была открыта в Буэнос-Айресе 14 июня 1888 г. с причислением ее к Императорской миссии. А уже в первый день нового, 1889 г., была отслужена первая православная литургия в Южном полушарии. Сразу же было совершено несколько крещений, а затем и бракосочетаний. Однако внешний и внутренний вид церкви, располагавшейся в частном доме в двух тесных и бедных комнатах, совершенно не соответствовал величию русского Православия и отечества.

Деятельность церкви заметно оживилась после назначения в 1891 г. молодого энергичного настоятеля Константина Гавриловича Изразцова (1865 - 1953). Увидев состояние храма, настоятель поставил себе целью воздвигнуть в Аргентине Русское Святилище, которое могло бы поднять родное Православие на подобающую ему высоту и дало бы настоящее правильное понятие о чисто русской вере для жителей далекой Южной Америки.

В начале своей деятельности о. Константин столкнулся с немалыми трудностями, и прежде всего - с финансовыми. Стремясь укрепить Православие в Аргентине, о. Константин в конце 1894 г. в Церковных ведомостях высказывался о необходимости поддержать строительство храма и вскоре уладил юридическую сторону вопроса. Был приобретен и участок земли для этой цели. Будучи в 1897 г. в России в отпуске, священник призвал к общенародной благотворительности для построения храма в далекой Аргентине: распространял воззвания, произносил проповеди в различных городах, более всего в Москве, самолично собирал пожертвования.

Новый государь Николай II не только дал аудиенцию о. Константину, не только расспросил его о положении Православия в Аргентине, но и пожертвовал на богоугодное дело из своих средств 5000 руб. На церковь пожертвовали и вдовствующая императрица Мария Федоровна, и ряд других особ императорской фамилии. Среди крупных жертвователей - о. Иоанн Кронштадтский, П.П. Боткин, Д.Ф. Самарин.

6 декабря 1898 г. в праздник Святителя Николая Чудотворна, архиепископа Мирликийского, в присутствии дипломатического корпуса и представителя президента Аргентины была заложена церковь в Буэнос-Айресе. А 23 сентября 1901 г. Свято-Троицкий храм с престолами во имя Святого Николая Чудотворца и Марии Магдалины был торжественно освящен при большом стечении народа.

Церковь была воздвигнута на красивом месте в историческом центре города. До застройки прилегающих кварталов была видна издалека ее русская архитектура, но особенно поражали ее внутренние красота и убранство. Храм был построен в стиле московских церквей XVII века в два этажа (внизу - приходская школа). Ее расписывали художники В. Беляев. В. Павлов, Г. Нестеров, А. Рябушкин; венецианская мозаика была подарена академиком И. Фроловым. Фирма Кузнецова изготовила уникальный фарфоровый иконостас. Афонские старцы пожертвовали святые мощи. Русский православный храм стал известен всем и каждому в Буэнос-Айресе великолепной архитектурой (проект крупнейшего аргентинского архитектора того времени, племянника русского консула А. Кристоферсона), редкостными отделкой и украшениями.


В 1906-13 гг. русская эмиграция в Аргентину выросла в 3 раза по сравнению с предшествующим 20-летием и составила 120 тыс. человек, заняв третье место в иммиграционном потоке из Европы после итальянцев и испанцев. В начале XX в. Аргентина превратилась во вторую после США страну, куда направлялся основной поток эмиграции из России.
Страдая от незнания языка и отсутствия помощи со стороны официальных лиц, толпы русских в Буэнос-Айресе вынуждены были ночевать в парках и пустых трамвайных вагонах. И если бы не церковь, то русским пришлось бы умирать с голоду буквально на улицах.

В годы I мировой войны Русская Православная Церковь стояла на страже интересов империи, посильно помогая далекой родине, содействуя возвращению в Россию эмигрантов, пожелавших с оружием в руках защищать родную землю. Февральский переворот и последующие революционные события расстроили взаимоотношения православной общины Буэнос-Айреса с новыми властителями в Петрограде. Уже в апреле 1917 г. о. Константин был отстранен Временным правительством от занимаемой должности секретаря дипломатического отдела Российской миссии в Буэнос-Айресе.

Октябрьский переворот, гражданская война и белая эмиграция, разрушение религиозной жизни в СССР не могли не сказаться на положении РПЦ в Аргентине. Она перешла в подчинение Архиерейскому Синоду Русской Православной Церкви за границей. В начале 20 гг. в Аргентину, Бразилию, Чили, Парагвай и Уругвай стали прибывать белые эмигранты: бывшие офицеры и нижние чины Врангелевской армии, православные священники, бежавшие из советской России, купцы, помещики, журналисты, молодые русские инженеры, успевшие после окопов гражданской войны получить образование в Пражском университете. Подавляющая часть русской белой колонии считала, что все истинно русское, национальное варварски уничтожается большевиками, и ставила своей целью вырастить молодое поколение в истинно русском духе.

Душой и настоящим пастырем русских людей, выброшенных за тридевять земель, стал о. Константин, и именно вокруг храма сплотилась белая колония. О. Константин создал Общество взаимопомощи для инженеров и техников, принимал самое деятельное участие во всех культурно-просветительских и политических акциях белой эмиграции, финансировал все эмигрантские объединения и организации в начале их деятельности.

К моменту нападения Германии на СССР среди русской белой эмиграции в Аргентине начали нарастать просоветские настроения. Этому способствовала деятельность Славянского Союза. Церковный же приход в Буэнос-Айресе остался непримиримым врагом всего красного. Любопытен такой эпизод. В начале войны СССР с Германией генерал А.В. Шварц, возглавивший просоветскую часть русской колонии, потребовал, чтобы о. Константин отслужил молебен о победе русского оружия, но священник отказался на том основании, что служить молебен о даровании победы Советам, разрушающим храмы, нельзя. И он отслужил панихиду по погибшим православным русским воинам Красной армии.

О. Константин скончался в 1953 г. и был погребен при входе, справа от лестницы, ведущей в верхний храм. Вблизи гробницы о. Константина - памятная доска, установленная в 1967 г., к 50-й годовщине октябрьского переворота. Надпись на доске гласит: Светлой памяти императора Николая II, Мученика, вождей и воинов добровольцев Белых Армий за честь Родины - за Россию Великую Единую неделимую, против большевицкой власти меч поднявших. РОВС (Русский Общевоинский Союз. - Авт.), Буэнос-Айрес. 1967 г.

В наши дни в храме богослужения совершаются по субботам (всенощная), по воскресеньям (литургия) и по праздникам. В обычный субботний вечер за богослужением присутствует около 10 человек. Среди посетителей -любопытствующие аргентинцы в шортах и туристы, привлеченные непривычным для них видом православного храма в католической стране. Однако на Рождество и на Пасху сюда собираются все прихожане 100-120 человек. Объявления, висящие при входе в храм, исполнены на двух языках; одно из них может вызвать чувство умиления: Продавать в ограде храма пирожки нельзя согласно церковным правилам. Перед оградой - нельзя согласно городским правилам. Можно по согласованию с церковным советом, но после богослужения и при условии, что стояли всю службу.






По материалам издания: Архимандрит Августин (Никитин).
Русский храм в Буэнос-Айресе: К столетию со времени освящения