пятница, 17 июня 2011 г.

НАСТАВЛЕНИЕ ТЩЕСЛАВНЫМ И ГОРДЫМ (О ГУСЯХ И УТКАХ)




Недавно подарили мне ковер, на котором красиво изображены утки. - Я пожалел, что не догадались тут же выставить и гусей, так как на ковре осталось еще много места.
Мысль такая мне пришла потому, что свойство и действие уток и гусей хорошо изображают свойство и действие страстей, тщеславие и гордость.

Тщеславие и гордость хотя одной закваски и одного свойства, но действие и признаки их разные. Тщеславие старается уловлять похвалу людей и для этого часто унижается и человекоугодничает: а гордость дышет презорством и неуважением к другим, хотя похвалы так же любит.
Тщеславный, если имеет благовидную и красивую наружность, то охорашивается как селезень и величается своею красивостью, хотя мешковат и неловок часто бывает также, как и, селезень. Если же побеждаемый тщеславием не имеет благовидной наружности и других хороших качеств, тогда для удивления похвал человекоугодничает и как утка кричит: "так! так!", когда на самом делен в справедливости не всегда так, да и сам он часто внутренне бывает расположен иначе, а по малодушию придакивает.
Гусь, когда бывает что-либо не по нем, поднимает крылья и кричит: "кага! каго!" Так и горделивый, если имеет в своем кружке какое-либо значение, часто возвышает голос, кричит, спорит, возражает, настаивает на своем мнении. Если же недугующий гордостию в обстановке своей не имеет никакого веса и значения, то от внутренняго гнева шипит на, других, как гусыня, сидящая на яйцах, и кого может кусать, кусает.
Начал я писать это объяснение для сестер N общины, а потом подумал, что оно пригодно будет и для прочих. Потому что все мы сплошь да рядом больше или меньше недугуем тщеславием и горделивостию. А ничто так не препятствует успеху в духовной жизни, как эти страсти. Где бывает возмущение, или несогласие, или раздор, если разсмотреть внимательно, то окажется, что большею частою виною сего бывают славолюбие и горделивость. Почему апостол Павел и заповедует, глаголя: не бываем тщеславни, друг друга раздражающе, друг другу завидяще (Посл. к Гал. 5, 26). Зависть и ненависть, гнев и памятозлобие общия исчадия тщеславия и гордости. Преподобный Макарий Египетский обозначает и самую цепь, как страсти эти одна с другою сцеплены и одна другую рождает. Он пишет в книге "Семь слов": ненависть от гнева, гнев от гордости, а гордость от самолюбия (слово 1, гл. 8). А Господь во Евангелии прямо объявляет, что и доброе творящие ради славы и похвалы восприемлют здесь мзду свою. Также и с гордостию и осуждением других добродетель проходящие, отвержены бывают Богом, как показывает евангельская притча о мытаре и фарисее. А блаженное смирение, как сказано в той же притче, и неисправных и грешных оправдывает пред Богом.
Вот к какому объяснению подали повод гусь лапчатый и утка рябчатая. Но не вотще Православная Церковь, перечисляя творения Божия одушевленныя и неодушевленныя, многократно повторяет Господу песнь: "вся премудростию сотворил еси".
Богу нашему слава, честь и поклонение: Отцу, и Сыну и Святому Духу, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.


Преподобный Амвросий Оптинский