среда, 1 июня 2011 г.

ГЕНЕРАЛ МЛАДИЧ. ИСПЫТАНИЯ ПРОДОЛЖАЮТСЯ




Не сгущая краски, можно сказать, что миллионы русских людей отнеслись к аресту генерала Ратко Младича неравнодушно. Расправа над Младичем – это позор и для сербов, и для нас.
Его отец погиб, защищая свою Родину от фашизма. Неудивительно, что Ратко выбрал путь офицера. В 1990-е годы Югославия запылала. Политическое руководство не смогло удержать империю маршала Тито от череды межнациональных конфликтов. Генерал Младич проявил себя в Боснии как защитник сербов, как жёсткий, бесстрашный и решительный командир. Западная пресса, политики, юристы из США и Европы давно «разобрались» в югославской ситуации, как повар с картошкой, по принципу «Сербы виноваты во всём и отвечают за всё». Увы, печальную роль в истории братской страны сыграла миссия Черномырдина, который весело пустил на ветер многолетние усилия лучших российских дипломатов по сохранению независимой Сербии… После бомбёжек Югославии ждать справедливого суда над сербским генералом не приходится.
У России, как известно, есть только два союзника – армия и флот. И настоящих друзей у нас в мире осталось немного. Зато на Западе хватает тех, кто не мытьём, так катаньем готов пробраться к ресурсам России. Для этого им необходимо политически растоптать Россию, признать нашу страну виновницей Второй Мировой войны, признать преступным устройство социалистического лагеря, признать преступными операции в Чеченской республике, в Южной Осетии и Абхазии. Сербская либеральная элита продала свой суверенитет мафии «мирового сообщества», продала Младича. Для сербского народа это трагедия – и народ бурлит, не только на улицах, но и в душе, под спудом, он не желает мириться с предательством... Схожие испытания ждут в скором времени и нас. Ждут они и российскую элиту. Выдержит ли она испытание на прочность? Есть сомнения. Но с нами – воинские традиции России, которая никогда не покорялась воле чужестранцев. И с нами арестованный генерал Младич, православный человек, который за решёткой читает книги Гоголя, Тургенева, Льва Толстого. Русские книги, на которых он воспитан.

Арсений Замостьянов