суббота, 21 мая 2011 г.

XXI ВЕК. ЗАКАТ ЕВРОПЫ























Русская аристократия очень любила Францию. Но – странной любовью. Франция воспринималась ею как символ свободной Европы.

Не знать французский язык было для аристократов настоящим позором. Они выписывали своим детям гувернёров из Парижа («французик из Бордо»), зачитывались Вольтером и Руссо. Сама императрица Екатерина переписывалась с Вольтером, и тот наставлял её азам демократии. Отчего в России возник подобный интерес, схожий чем-то с пандемией нынешнего гриппа? Чего недоставало тогда русскому человеку и в чём он был обделён? Оказывается, главная притягательность Франции крылась в идеях революции 1789 года, которая покончила с монархией, уничтожала священников, рушила храмы и насаждала общественный разврат как норму поведения. Эта революция нанесла колоссальный удар по семье и всей христианской традиции Западной Европы. Маратами и Робеспьерами Бог был низвергнут, и на его место спешно водрузили смертного человека, обуреваемого всевозможными амбициями и страстями.
Вот, оказывается, что привлекало во Франции русских интеллектуалов, которым было «скучно» в «исконно-православной» традиции – ни тебе «голубизны», ни порока, ни семейных адюльтеров… Этого нельзя, того не моги. Сплошной «концлагерь». Не прыгай с десятого этажа, не ходи босиком по стеклу, не плыви в шторм по морю и т.д. Как же можно было с этим смириться?.. В результате дух вольнодумства и вольтерьянства привёл в России к тому, что для «просвещённых» умов Бог стал понятием «застойным». Свобода от религиозных «условностей» с каких-то пор стала общей идеей фикс. К чему привело у нас вольнодумство, известно. К новой революции и крови, к геноциду христиан, к страшной войне, к ГУЛАГу и испепеляющей друг друга классовой ненависти. Скучно верить в Бога, жить в узких конфессиональных рамках, ходить в церковь, выстаивать службы, не воровать, не убивать, не развратничать, любить врагов.
М-да, да чего угодно, только не это! И вот – миллионы людей, не разделявших эти идеи, погребены в расстрельных рвах. При копировании западно-либерального безбожного жизненного уклада произошло освобождение не человека, а его страстей. На историческую арену вышел уродливый, злобный и самодовольный гомункулус с маниакальной ненавистью к Богу, чистоте и святости. Властолюбие, одержимость славой и растленность нрава – вот три глубинных составляющих любого либерализма – что французского, что русского. И конец у них тоже один – оргии, культ мамоны, дегенерация и суицид. Третьего пути история не знает. Всё ясно как Божий день. Революция во Франции обагрила Европу потоками крови и клацаньем гильотины ещё в конце восемнадцатого века. И всё это, как говорится, прошло и быльем поросло. Никто ничего не помнит. В России сегодня тоже крепко подзабыли итоги недавнего тотального богоборчества, стоившие нам полной духовной потерянности и рабского подчинения сатанинскому материализму.
История повторяется. В современной России опять всплыли либеральные реформы, снова дух «свободы» и борьбы с «узким клерикализмом» стремительно заносился в воздухе. Снова Запад стал идолом и безусловным идеалом для подражания. И поднимается волна жгучего дьявольского желания окончательно освободиться от религии, от Бога. И уже видны старые как мир результаты. Нигилизм, мамона, разврат, дегенерация личности. Только теперь степень географического охвата стала глобальной. Поистине евангельская притча о псе, возвращающемся на свою блевотину, сегодня актуальна как никогда.
Михаил ХОДАНОВ