вторник, 24 мая 2011 г.

КОШМАРНЫЙ СОН



Во время понедельничного прямого эфира «Переправы» на «Народном радио» (23 мая) в студию позвонил слушатель. «Предлагаю избрать президентом России патриарха Кирилла,- горячо воззвал он, - это единственный человек, которому все доверяют!» В тот момент я не придал особого значения этим словам, ограничившись ссылкой на то, что обязанность церкви - пасти «стадо Христово» и осуществлять на земле высшую духовную, но, ни в коем случае, не светскую, власть. Наша брань, писал в этой связи апостол Павел, не против плоти и крови, но против духов злобы поднебесной.
Позже, уже после эфира мысли мои вновь вернулись к этой теме. И…меня прошиб холодный пот. А что, если наши ушлые и беспринципные политтехнологи действительно учудят нечто подобное: например, попытаются использовать действительно высокий – и, заметим, растущий, в отличие от той же «Единой России» - авторитет РПЦ для «подкачки популярности» гибнущему режиму? Проблема ведь есть, и она вполне реальна. «Вертикаль» в панике: изнутри ее разъела коррупция, некомпетентность и кумовство, снаружи окружает вакуум народного недоверия, который невозможно заполнить никакими «фронтами» и «коалициями».
Итак, чего греха таить: базовые мотивы для заигрываний с Церковью в преддверии выборов 2012 года у Кремля есть. И мотивы, надо признать, весьма серьезные. Вопрос в том, пойдет ли режим по этому сценарию, и если пойдет, то, насколько далеко. Главное же, как поведет себя в этой ситуации руководство РПЦ?
Пока все выглядит довольно-таки фантастично. Патриарх – глава государства? Кроме опального Никона никто из высших архиереев в истории России не дерзал посягать на государственную власть. И не потому, что не могли. Могли, и очень даже часто могли это осуществить. Сторонились сознательно, страшились даже помышлять, памятуя о словах Спасителя: Богу – боговово, а кесарю – кесарево. Ну, и, конечно, помнили уроки истории, наглядно свидетельствующие о пагубности и гибельности для воинствующей церкви как «цезарепапизма» - присвоения себе земной властью прерогатив Церкви, так и «папоцезаризма» - обратного искушения, ярчайшим образцом которого служит нынешний Ватикан. Фантастично потому, что Церковь у нас, слава Богу, конституционно отделена от государства… впрочем, патриарх ведь тоже гражданин России.
В общем, испытал я некоторое внутреннее смущение и смятение. Страшно мне стало за наше православие. Никак не выходит из головы, что именно РПЦ после распада СССР осталась главным и единственным объявленным врагом Запада на постсоветском пространстве, а в борьбе с врагом, как известно, все средства хороши. Стоит нам только чуть-чуть сместиться в русло католической «государственности», увлечься политическими интригами и миражами, позволить сбить себя с «узкого пути, ведущего в жизнь», как нас тут же ждет неминуемая участь отсохшей ветви западного христианства, уловленного незримым врагом именно в эти сети.
«Уф-ф, - подумалось мне, - может быть, это просто кошмарный сон наяву?»
Хорошо, если так.

Александр Нотин