четверг, 26 мая 2011 г.

"ДАВАЙ НАРОД ИСКУСНО ВОЛНОВАТЬ...". Леонид Гозман на Всемирном русском соборе




Сегодня многие обсуждают выступление Леонида Гозмана на Всемирном русском народном соборе. При желании в сети нетрудно найти стенограмму. Скажем и мы несколько слов об этом образце конъюнктурного интеллигентского мышления в его сверхновой модели.
О взаимоотношениях «Церкви и общества, Церкви и государства» Леонид Гозман рассуждает в таком духе, что не остаётся сомнений: он намерен максимально ужать полномочии государства и увеличить влияние «общества». Причина проста: государственная машина всегда консервативна, а обществом легче манипулировать. Оранжевые провокации и демагогия при такой системе необыкновенно действенны. Как там говорил Шуйский у Пушкина? «Давай народ искусно волновать». Для профессиональных политических демагогов, которые верят в непогрешимость «невидимой руки рынка» и хотят видеть государство в качестве жалкого «ночного сторожа», это ежедневная рутина. Но Гозман к своим демагогическим проектам хочет привлечь Церковь… «Я хотел бы знать, что думает Святейший Патриарх об избиении защитников Химкинского леса и о мигалках, об ответственности властей за Кущевскую, за изуродованных в армии новобранцев, за этнические конфликты?», - говорит Гозман. То есть, он хотел бы видеть Церковь в роли адвоката, правозащитника. И к реальным проблемам сознательно примешивает провокационные проекты, флешмобы, которые устраиваются ради набирания политических очков – вроде «химкинского леса». Слава Богу, что Церковь не занимается столь сомнительными, сиюминутно актуальными делишками. Гозман хочет, чтобы мы, не задумываясь, бросались в оппозиционные авантюры, априори полагая, что «защитники химкинского леса» правы.
Церковь никогда не боялась говорить о действительно важных социальных проблемах – о вымирании русского народа, о чудовищном расслоении общества, о культе потребления…
Все гозмановские разговоры о коррупции – это спекуляции с очевидной целью: скомпрометировав чиновников, передать побольше собственности в частные руки, в том числе – иностранцам. Мы это уже проходили в 1989 – 92 годах, когда представители «Демроссии» кричали о «чудовищных» коррупционерах из партийной верхушки. Главный борец с коррупцией – Б.Н. Ельцин – стал главой государства. И что же? Чиновников стало ещё больше, а ответственности у них – куда меньше, чем при социализме. Уровень той же коррупции возрос неимоверно, появились крупные собственники средств производства, готовые немедленно уничтожить это производство, не считаясь с интересами миллионов трудящихся. Сегодня даже «Форбс» признаёт, что, по сравнению с ситуацией 1990-х – 2010-х годов, в брежневском СССР коррупции в высших эшелонах власти практически не было… Сегодня финт перестроечной Демроссии пытается повторить Леонид Гозман – борец за чистоту химкинского леса. Да ещё и Церковь хочет втянуть в борьбу за собственность… По существу – в борьбу иностранного капитала за топливно-энергетический комплекс России. Претензии Гозмана к Русской православной церкви можно выразить одним тезисом: «Я хотел бы, чтобы Церковь действовала в соответствии с моими сиюминутными интересами». Слава Богу, его мечта не сбудется. А нам надо бы не поддаваться на провокации в упаковке благонамеренных речей. Благими намерениями…


Арсений Замостьянов